Личная жизнь прелестной Солохи. Три супруга актрисы Людмилы Хитяевой

0 7

Екатерина Воронина, Дарья в «Тихом Доне» и божественная Солоха в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» — горделивая осанка и прожигающий насквозь взор сделали Людмилу Хитяеву одной из самых соблазнительных и вожделенных актрис СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — жизнь, которую она прожила, была полна страстей и реального счастья.

фото: Кавашкин Борис /ТАСС, Архив ТАСС

Родилась будущая актриса в семье инженера и военного доктора в маленьком селе под Нижним Новгородом. Никаких особых стремлений стать артисткой женщина не проявляла, а после варианта, который произошел у их дома, и совсем решила поступать в мед.

А вариант таковой: шел 1947 год, в дверь родителей выпускницы Хитяевой позвонили. женщина открыла, а следом за ней в прихожую вышла и мать. На пороге стояла семья фронтовика, которому военный доктор Вера Хитяева практически выручила ноги после осколочного ранения — его уже готовили к ампутации, когда вмешалась мать Людмилы. Фронтовик, увидев военврача, свалился в ноги собственной спасительницы, но та лишь улыбалась со слезами на очах — столько у нее было таковых пациентов, всех не упомнишь!

После чего Люда твердо решила: будет доктором. Подготовилась и даже выдержала 1-ый экзамен в мед, как вдруг подружка, собиравшаяся в театральный и жутко трусившая перед приемной комиссией, позвала ее с собой — поддержать.

Девицы пошли вкупе, а на открытых прослушиваниях ребята подбили поучаствовать и Люду. Та вспомянула лишь монолог Катерины из «Грозы», но прочитала его так, что сразила серьезных преподавателей наповал.

К Хитяевой подошел председатель комиссии и порекомендовал не страшиться того, что тут все уже взрослые (в театральный почаще поступали уже набравшись актуального опыта, абитуриентам было по последней мере за 20), и поступать. «Есть в вас Божья искра, непременно поступите!». Уверения преподавателя окрылили молодую красотку, и через три недельки она уже считалась студенткой Горьковского театрального училища.

Белокринкин

к/ф «Тихий Дон»

На курсе Людмила Ивановна была самой младшей — ей не было и 18, потому взрослые студенты хлопотали о профессиональной девчушке и в шуточку звали «наш желторотик». А мужчины сначала даже не задумывались о ней, как о возможной даме сердца, воспринимая даму, как малыша.

Но Люда взрослела стремительно, и уже на втором курсе направила на себя внимание самого идеального из ребят — профессионального и интеллигентного Саши Белокринкина. Тот прекрасно ухаживал и получил одобрение целого курса. Ребята признали его достойным, а отношение к Люде — истинной искренней любовью.

По мемуарам актрисы, Белокринкин был самым реальным мужиком — мощным и ласковым, мужественным и узким. Он не достаточно гласил, зато каждое его слово было значимым и наталкивало Хитяеву на размышления, принуждало расти, становиться умнее, интересней, честнее.

Показалось

к/ф «Екатерина Воронина»

Они сыграли женитьбу еще студентами. А после окончания университета оба были приглашены в известную тогда Горьковскую драму. Высочайшая занятость и полная отдача профессии завершилась для Людмилы приглашением в синематограф.

Сам Анатолий Рыбаков находился на одном из спектаклей, где игралась прекрасная и гордая Людмила, а после прошептал режиссеру «Екатерины Ворониной», который находил актрису на главную роль, чтоб тот съездил в Горьковатый и пригляделся к Хитяевой.

Так Людмила попала на съемочную площадку, где на пробах ее партнершей сходу поставили уже известную Нонну Мордюкову. Люда сжалась в кресле гримера: по роли ей предстояло отчитывать героиню Нонны Викторовны в присутствии большой толпы.

Но после личного знакомства она мгновенно собралась: нужно, означает нужно! И выложилась по полной. «Молодец, сходу быка за рога! Уважаю!» — одобрила партнершу по картине Мордюкова.

Так Хитяева попала в большенный синематограф. Начались роли, дама стала нередко отсутствовать дома, а бывать разве что маленькими эпизодами. В один из таковых супругам удалось зачать малыша. Во время декрета Хитяевой пришлось отрешаться от ролей, а практически сходу после родов, с малышом на руках, она опять отправилась на съемки.

Нередкие отсутствия супруги, ревность к профессии, полная отдача театру, в каком Александр уже стал ведущим актером — все это отдало основание мужчине завести интрижку… либо придумать — изменил ли супруг, Хитяева буквально не понимает. Она признается уже позднее: «Мне тогда что-то показалось» и повинится: «Позже я сообразила, что это было ошибкой».

Она порвала дела с супругом одним ударом, и еще длительно не выходила замуж поэтому, что не могла отыскать такового же расчудесного хорошего и сердечного человека. Белокринкин тоже не женился 14 лет, и, молвят, «погибал» всякий раз, когда слышал о новеньком супруге Хитяевой.

доктор

к/ф «Екатерина Воронина»

Когда Хитяева уже стала знаменитостью, перед самыми съемками в роли Солохи, Александр Роу — режиссер замечательных «Вечеров на хуторе близ Диканьки», отдал съемочной группе рождественские каникулы. Люда обрадовалась: сумеет провести с отпрыском столько выходных!

Паша уже уверенно стоял на лыжах и упросил маму присоединиться. Та согласилась, и в первый раз съезжая с крутого склона, очень разбилась о дерево.

Хитяевой оказали помощь, а на память о неудачном спуске ей осталась горбинка на носу. Роу актрисе соболезновал, да и не скрывал ликования: сейчас у Солохи реальный ведьмин профиль! Но докторы повелели не шутить с носом и назначили физиопроцедуры, на которые актриса обязана была ходить практически раз в день.

Дефилируя по улице на одну из таковых процедур, актриса и встретила известного хирурга-уролога Бориса Якобсона. Тот решил познакомиться с красоткой старенькым, как мир методом: «женщина, кое-где я вас уже лицезрел!». Она показала на афишу шедшего тогда в кинозале кинофильма «Поднятая целина», и собеседник сменил тон. «Вы Людмила Хитяева?! Вот так — пешком?!»

Он не веровал своим очам. А когда сама Хитяева села в его машинку, чтоб вкупе двигаться в поликлинику, был просто счастлив. Представился тогда без 5 минут медиком наук, а Людмила не поверила — очень молод!

Но оказалось, что новейший ухажер звезды и сам звезда — лишь в медицине. Конкретно Якобсон будет первым доктором в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — предпринимать операции по смене пола.

С ним Людмила расцвела пуще прежнего: одна из первых в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — мог для себя дозволить.

Но юный именитый хирург очень уж обожал дам. Длительное время Хитяева не веровала сплетням и гнала собственные мысли о его изменах, пока не возвратилась домой ранее намеченного и не застала Бориса в компании безобразной немолодой дамы…

Без штампа

к/ф «Пн — денек тяжёлый»

сколько бы супруг не просил возвратиться, Людмила была непоколебима: не привыкла звезда играться в массовке. Они развелись, а скоро у мужчины нашли некое суровое нервное (Нерв — составная часть нервной системы) расстройство. Общие друзья ведали: «Якобсон прогуливается по улицам, и представляется людям супругом Хитяевой». Она знала, как его задевало то, что на вечерах, где они присутствовали вкупе, его, известного доктора, доктора наук, представляли конкретно так…

Два года спустя в новогоднюю ночь (то есть темное время суток) у Хитяевой собралась женская компания. Ожидали лишь Нонну Мордюкову, потому, когда их общий синематографический друг позвонил и пообещал заехать, обрадовались. Друг привез пару — юного спортсмена, ставившего трюки для кинофильмов Валерия Леонтьева, и его супругу.

Вечер был в полном разгаре, когда жена Леонтьева в танце проткнула каблуком босоногую ногу Хитяевой, задев два пальца. Чтоб не портить торжество и не завлекать к для себя внимания, Людмила стремительно и неприметно вышла в ванную и стала оказывать для себя первую помощь. Следом зашел Валерий: «Моя скотина для вас ногу поранила?». «Пустяки», — улыбнулась Хитяева, смывая дама. Они проживут вкупе около 20 лет, но на 3-ий штамп в паспорте Хитяева так и не отважится.

Спустя два 10-ка лет она застанет Валерия в окружении деток и усвоит, что у того нет родного малыша. Тогда Людмила сама наткнет его на идея познакомиться с юный женщиной и — завести новейшую семью. Он так и поступит.

В новейшей семье Валерия родились двое деток, а Хитяева стала их возлюбленной тетей Людой. Она продолжает разговаривать с Леонтьевыми, как с родней и не жалеет о собственном поступке. Все свои браки Людмила Ивановна считает счастливыми.

Поднятая целина (1959, 1960, 1961)

Евдокия (1961)

Тихий Дон (1957)

Тихий Дон (1957)

Василий Буслаев (1982)

Вечера на хуторе близ Диканьки (1961)

Источник: www.goodhouse.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.