Освободитель дам от гинекологического ужаса, который сам был ужасом для дам: Марион Симс

0 13

В Нью-Йорке до 2018 года стоял монумент Джеймсу Мариону Симсу, доктору, который нашёл метод вылечивать ужасное последствие тяжёлых родов — вагинальный свищ. Но в наше время монумент убрали. Это сделалось результатом длительных споров в обществе, считать ли его гением, который желал облегчать жизнь дам, либо изувером, который разглядывал дам как расходный материал, если они были «неверного» цвета.

Красота естественных родов

Пожалуй, всякого, кто любит все дискуссии о осложнениях в беременности и родах гласить, что они надуманы — дескать, как-то же ранее рождали без больниц, иногда в чистом поле — стоит отвезти в Африку. На этом большущем материке есть огромное количество государств и мест, где родовспоможение до сего времени проводится снутри семьи либо не оказывается совсем: баба ведь сотворена, чтоб рождать, к чему ей помогать?

В итоге конкретно в Африке (но, по сути, не только лишь там) одно из весьма нередких осложнений — вагинальный свищ, в особенности посреди девчонок, отданных замуж за длительное время до совершеннолетия. Обычно даму, получившую такое отягощение, оставляют либо даже выносят за деревню дохнуть — ну, кому она сейчас нужна, если родить больше не может и к тому же разит? Ведь свищ представляет собой практически дырку, разрыв в сторону либо мочевого пузыря, либо кишки. Если родившая вдруг выжила и живёт, мучаясь, далее, она становится изгоем, её все избегают.

Итак вот, во времена, когда не было роддомов, акушеров-гинекологов и иной бездуховной цивилизации, свищ был обыденным осложнением и посреди европейских дам, деревенских ли либо городских, бедных либо из высшего света.

И буквально так же, как на данный момент в бедных африканских деревнях, дама со свищом становилась изгоем. Она мачалась от время промывать рану и прилегающие места, от того, что она не может далековато отступить от собственной спальни, поэтому что обязана ухаживать за раной весь денек, либо от того, что её гоняют спать в сарайчик из-за тяжёлого аромата.

Вот с данной для нас страшной и распространённой неувязкой и решил биться американский хирург Джеймс Мэрион Симс. Дело было посреди девятнадцатого века — да, вот до такового позднего времени докторы и не думали, можно ли хоть как-то посодействовать дамам, которые мучатся от такового послеродового отягощения. «Женская» медицина была ориентирована, в главном, на две трудности: как создать даму послушнее (« целью которого является облегчение истерии») и как поддержать её способность родить. В случае, если после родов у дамы возникал свищ, докторы… выражали сострадание её супругу — ведь он сейчас не может заниматься с ней сексом из-за омерзения. Так что Симс, в конце концов взявший дело в свои руки, стал папой гинекологической хирургии.

Прогресс медицины просит опытов

Любому ясно, что изобрести способ исцеления, просто сев и подумав… Может быть, но при попытке внедрения немедля возникнут аспекты. Потому каждую идею нужно инспектировать экспериментальным путём, и лучше на пациентах, которые различаются меж собой по огромному количеству характеристик: что подойдёт одному, то не подойдёт другому. война нередко двигает вперёд хирургию, поэтому что заваленные ранеными докторы обязаны находить методы созидать операции резвее и эффективнее, облагораживать уход, чтоб раненые выжили и усилия доктора не пропали напрасно. При всем этом практически доктор экспериментирует на не дававших согласия людях — не постоянно боец в тяжёлом состоянии способен слушать предупреждение и разъяснение того, что с ним будут созидать и почему это так особенно.

Вот и Симс начал опыты на {живых} людях. {Само по себе} в медицине это никого не смущает. Он добывал для себя рабынь со свищами, чтоб отыскать лучший метод их оперировать.

иной вопросец — как при всем этом Симс к ним относился. Для него рабыни были не пациентками в экстремальной ситуации, которые отважились на доктор делал без намёка на обезболивание. Не давал он обезболивающее и после операции. Не поэтому, что это могло воздействовать на заживление тканей — он просто не находил необходимым обращаться внимание на боль (физическое или эмоциональное страдание, мучительное или неприятное ощущение) каких-либо рабынь и уж тем наиболее растрачивать на их средства вроде морфина либо эфира.

Задумывался и рассчитывал перед операциями Симс очевидно недолго, поэтому что 1-ые были не попросту неэффективны — они усугубляли состояние пациенток. Провал за провалом.

Эксцентричными необмысленными операциями Симс славился и ранее. к примеру, он при виде малыша с симптомами (симптом – одна отдельная конкретная жалоба больного) столбняка — судорога, корча — непроизвольное сокращение мышцы) поперечнополосатых скелетных мускул челюсти — просто дёрнул челюсть на себя, полагая, что это вылечит ребёнка. В иной раз он пилой удалил рабу представленный новообразованной тканью (Совокупность различных и взаимодействующих тканей образуют органы)“> представленный новообразованной тканью”>опухоль (патологический процесс, представленный новообразованной тканью) с лица (нужно ли гласить, что работа с опухолями уже тогда выполнялась куда тоньше). К слову, он убеждал, что все заболевания у чернокожих от того, что они грязны от природы. Не считая того, Симс рекомендовал стерилизацию дамы через удаление яичников как средство от «истерии» и… разрез шеи матки как средство от бесплодия.

один раз ему удалось пальцами нащупать свежайший разрыв в стене влагалища у родильницы и зашить его — так, что она оздоровела. В то время такое не практиковалось, хотя кажется настолько тривиальной мерой. Симса этот эпизод навёл на идея, что и превратившиеся в свищи разрывы можно было бы зашивать. Вот лишь что-то создать с уже гранулированными либо гниющими тканями вокруг. Навряд ли Симс так соболезновал дамам — напротив, понятно, что рассказы о женской утробе ещё в институте вызывали у него отвращение, как, возможно. и дамы с описываемыми в институте неуввязками. Но это давало шанс войти в историю науки.

Работа с материалом

Рабынь брать Симсу не пришлось. Рабовладельцы сами охотно предоставляли ему пришедших в негодность после осложнённых родов дам. Рабыни были также комфортны тем, что на их можно было проводить общественные демонстрации заболеваний и исцеления — что в отношении белоснежных дам, естественно же, не допускалось.

Чтоб отлично осознавать, что происходит в вагине пациентки, Симс изобрёл гинекологическое зеркальце, смастерив его из 2-ух ложек. 1-го этого хватило бы, чтоб войти в историю.

одна из рабынь перенесла тринадцать операций до этого, чем одна из их оказалась удачной. Во время операции для обездвиживания её держала подруга по неволе: тяжело было сохранять неподвижность, когда тебя наживую режут и колют. боль (физическое или эмоциональное страдание, мучительное или неприятное ощущение) во время операции была таковая адская, что белоснежным дамам, заинтересовавшимся в опытах и хотевшим быть доброволицами, Симс постоянно отказывал: помрут ещё, за них-то отвечай.

Но, когда методика была отработана — заместо доброволиц на рабынях — Симс благополучно основал первую гинекологическую клинику в США (Соединённые Штаты Америки – средства — поэтому что считал, что как можно больше докторов и студентов должны находиться на его операциях, а директорат, состоящий из дам, указывал на то, что пациентке будет как минимум неуютно ощущать, что из неё устроили зрелище.

Симс грезил о том, что его сыновья будут носить фамилию Марион-Симс, чтоб зафиксировать имя славного предка на века. Вот лишь вышла незадача: чтоб возникли сыновья, было надо жениться и иметь некие дела с женской утробой. Или Симс не сумел себя вынудить, или его отношение к дамам отталкивало дам, но погиб он в преклонных годах всё ещё холостяком.

Ещё один неэтичный доктор — Хирург 30 лет «вылечивал дам от материнства», удаляя матки без их согласия.

Источник: www.goodhouse.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.