Федор Павлов-Андреевич: “Я не могу жить никчемно”

0 13

человек мира, видный арт-деятель, мастер перформанса, гуру художественной провокации самоизолировался в Москве и возвратился к профессии телеведущего. Любой денек на волнах выдуманного им карантинного медиа “ГУЛ” он ведет эфиры из собственной квартиры с вирусологами, учеными, политологами, и иными профессионалами ради мира во всем мире. О успехе данной затеи и о том, что новейшего он вызнал о вирусе Федор Павлов-Андреевич поведал HELLO!

В 2020 году эпидемия занесла свои коррективы во почти все офлайн-мероприятия. Именитый фестиваль городской культуры “Арт-Овраг”, проходящий в Выксе Нижегородской области был должен состояться в 10 раз. К его подготовке подключилась новенькая команда кураторов, а артистичным директором стал Федор Павлов-Андреевич. Временно заместо фестиваля в Выксе возникло карантинное медиа ГУЛ (город умопомрачительных людей), которым управляет Федор.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Федор Павлов-Андреевич в собственной столичной квартире

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"веб-сайт проекта ГУЛ

Федор, как создатель карантинного медиа сам проводит карантин?

Почти все задумываются, что я в Бразилии, делаю йоговские асаны под пальмами — но нет! Я в самой что ни на есть Москве, за окном любые 15 минут слышны скоропомощные сирены, а мою огромную семью не миновал ковид, и про то, что творится в коронных поликлиниках я понимаю не из веба. Но я же живописец и занимаюсь перформансом. Тема изоляции и уединения, самозаключения — весьма для нашего цеха принципиальная. Вон бабушка мирового перформанса и мой большенный друг Марина Абрамович часто оказывается на добровольческом карантине: то заключает себя то в какой-либо башне на месяц, то оказывается отшельником среди пустыни на 6 недель, а наш кумир, тайванец Дейчин Шье и совершенно провёл целый год в клеточке метр на полтора, ни с кем не говоря и ничего не делая. Не напрасно Марина мне в один прекрасный момент произнесла: “Для нашего брата наилучшее пространство — монастырь, кутузка либо поликлиника, там познаётся смысл жизни“. Не желаю в поликлинику и в кутузку, а монастырь у меня на данный момент дома в Москве — я два месяца фактически не вижу {живых} людей, зато любой денек веду эфиры нашего временного медиа, заниматься которым меня позвал фонд “ОМК-Роль”, и не вылезаю из онлайн-совещаний, чатов, переговоров и всего такового. Но! У меня есть серьёзное правило. Любой денек в 9 вечера я прячу от себя телефон. Тогда и наступает мое любимое время: я думаю над собственной будущей выставкой в ММОМА на Гоголевском, я сочиняю новейшие перформансы, читаю сходу три книжки параллельно и танцую под возлюбленные треки. Не говоря уже про йогу. Иногда случаются срывы – тогда и я могу зависнуть в телефоне до 5 утра, и уж вот наступает момент ненависти к для себя!

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно" Перформанс из серии “Временные монументы” был посвящен бразильским рабам, которые в конце XIX века ночами забирались на пальмы, чтоб добыть семечки, которые в те времена весьма ценились. Рабы глотали эти семечки, а позже обменивали их на средства, и через некое время один из освобожденных до того рабов мог купить собственного друга, скопившего достаточное количество семян., Монумент N1: O Кокейру, 2015 год. фото: Игорь Африкян. “Я решил повторить это вскарабкивание к свободе – и, научившись забираться как надо, сделал семичасовой перформанс, в течение которого висел на пальме, любые 10 минут меняя позицию. Я начал в 8 вечера и окончил в 3 утра” – ведает Федор.

Когда началась ваша самоизоляция и как она строга? Как нередко вы выходите из дома?

 Если ты живописец и у тебя движется какая-то судьба, для тебя недозволено посиживать на месте. Потому я уже издавна живу меж Россией, Британией и Бразилией. 8 марта я прилетел на недельку в Москву из Лондона — и с того времени не выхожу из дома. Один раз отвозил тетю в поликлинику сначала апреля, когда ей сделалось совершенно плохо (и оказался ковид), и ещё раз ездил сдавать анализы на антитела (как досадно бы это не звучало, у меня их не оказалось). Я не могу жить без солнца — и возлагал надежды, что вот, наступит май, и тут-то я лягу под кустиком сирени у себя во дворе и буду воображать, что это у меня вокруг Ипанема, и что Птичий полуостров маячит в океане — но нет, облом, даже таковой нордический персонаж как я не выдюжил загорать при +10 градусах, потому уже две недельки я даже на лестницу не выходил. В Москве безупречный карантин. Весьма круто работает доставка. Мои друзья в Лондоне обязаны стоять в очереди в гипермаркет здоровой пищи (где я тоже обычно покупаю для себя продукты), соблюдая разрыв в два метра и не имея права взять больше, чем два схожих продукта в одни руки. Я издавна говорю: Москва – наибуржуазнейший город на свете, и это и плохо, и отлично сходу.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Фото известного перформанса “Подкидыш”.  Закованного в стеклянный ящик Павлова-Андреевича несогласованно “подкидывали” на ряд светских мероприятий (открытие музея «Гараж» в Москве, вечеринка французского мецената Франсуа Пино на Венецианской биеннале, бал Met Gala в Нью-Йорке).Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"фото 2015 года, партизанский перформанс в музее “Гараж”. “Лишь что директор “Гаража” Антон Белов постучал в мой ящик три раза, сказав: “Все, Федя, вылезай, перформанс окончен”. К огорчению, он не знал, что я никак не управляю ходом “Подкидыша”, от меня практически ничего не зависит, потому что ящик закручен на 18 шурупов, а я практически ничего не слышу и не вижу. Совершенно “Подкидыш” – мой самый возлюбленный перформанс, поэтому как в момент, когда он уже начался, можно расслабиться, заснуть, ни о чем не мыслить – все это глупо. Это и есть основная мысль live art – искусства, которое выдумывает само себя, а для тебя необходимо только дозволить ему случиться”.

Вы один, либо у вас есть компания? 

Я совершенно не ощущаю никакого одиночества, потому что провожу все свое время в виртуальном окружении толп людей. Удивительно, но я совершенно не скучаю ни по собственному бразильскому, ни по английскому местожительству. Я сообразил, что за крайние 15 лет я сердито перелетал, в обыкновенной жизни я делал от 2-ух до 4 трансатлантических перелетов за месяц, не говоря уже о местных рейсах. И сейчас — кайф, поэтому что самолёт гробит эту планетку, и мне, как пассажиру, который за все не плохое и против всего отвратительного, стоило бы задуматься, какое избыточное количество CO2 благодаря моим нескончаемым перелетам выхлопывается в небеса.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Светский выход в изоляции. Готовясь к zoom- вечеринке Миши Зыгаря, Федор предложил своим подписчикам проголосовать: нарядиться снизу…Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"либо сверху…

В программке вы призываете не падать духом. Как тяжело сохранять оптимизм самому?

Что касается оптимизма, то я могу честно признаться, что испытываю практически что Счастье. Мои близкие – рядом, даже те, кто весьма далековато. Я так нередко и много не говорил с друзьями и семьей никогда в жизни! Мне лишь весьма тяжело становится, когда я размышляю о тех, кто хворает и погибает. У нас даже собрался маленький круг людей, практикующих различного рода спиритуальные методы поддержки страждущим. Это началось на самом рассвете пандемии – и вот уже практически два месяца как любой вечер мы встречаемся на виртуальном облаке, чтобы взяться за руки и испытать посодействовать тем, кому совершенно худо. Для меня это весьма очень работает, я не могу жить никчемно.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Федор Павлов-Андреевич с матерью Людмилой Петрушевской

Ну и мы с друзьями затеяли помощь поселению беженцев из психоневрологических интернатов Псковской области, именуется “Росток”, это в городке Порхов. Там живет около сотки людей с чертами, и это негосударственный проект, ими крайние годы занимается моя мать, писатель Людмила Петрушевская. У их на данный момент все совершенно плохо, благотворительные потоки иссякли, и вот мы решили к деньку рождения Петрушевской обьединить силы с красивым Васей Остроглазым, придумавшим домашний инстаграм-театр “Сказки на дому”, где артисты со всего мира, от Миши Шаца до Миллы Йовович, читают сказки и поют колыбельные. У Петрушевской имеется масса потрясающих сказок, которые в свое время она говорила нам с братом и сестрой, а позже и своим внукам, и еще позднее правнукам, перед сном. Эти сказки издавна уже стали классикой жанра, получили Всемирную премию фантастики и вышли большенными тиражами по всему миру, но в РФ их не весьма знают. И вот всякие именитые артисты, включая Чулпан Хаматову, моего драгоценного кума Женю Стычкина, красивую Лию Ахеджакову, известного Макса Суханова и еще дюжину наилучших актерских талантов данной страны, они все прочтут по петрушевской притче, а чудная петербургская художница Марина Алексеева добавит сверху собственных фирменных анимированных виньеток, и эти видеосказки станут частью Петрушевского марафона в помощь “Ростку”. К слову, пожертвование можно создать через веб-сайт Благотворительного фонда “ОМК- Роль”, который является устроителем фестиваля “Арт-Овраг” и учредителем нашего временного медиа ГУЛ.

В ситуации стресса и многозадачности для вас довольно медитаций и занятий йогой?

Без того и другого совершенно нереально. Большая часть тела у всякого человека напрочь зажата. Зажимы влияют на обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий из себя малогабаритное скопление тела и представляющий собой компактное скопление нервных клеток и их отростков) — и сделалось быть, на сознание. Отсюда и тревога, и мрак, и депрессия. Депрессию я гоню, когда прячу от себя телефон в 9 вечера (это супер как работает!), а с остальным справляюсь не только лишь медитациями по чакрам, которые я делаю сам, да и занятиями с возлюбленными учителями. Каждое утро в 7.00 у нас на ГУЛе выходят в эфир “Практики домашнего оживления”, где моя обожаемая Таня Домовцева, один из ветеранов хатха-йоги в РФ (Таня преподает практически 30 лет), фаворит мира по йоге в собственной возрастной группы, учит меня и остальных зрителей предпринимать для себя особенный энергетический массаж, а иной мой друг и кумир, неописуемый Кирилл Темных, каждую субботу в 11 утра дает гимнастику дыхания, после которой, даже если за окном дождик, мир оказывается раскрашен фломастерами. Там же участвует фаворит мира по самбо из Выксы, Андрей Кубарьков, со собственной версией утренней зарядки, а вечерком в эфир выходят всякие именитые люди, от Ники Белоцерковской, которая учить готовить ленивый воскресный ужин, параллельно отвечая на вопросцы фанатов и давая различные рецепты, до Юли Пересильд и ее 2-ух дочек, которые под аккомпанемент дедушки поют наилучшие военные песни прямо в эфире. Не говоря уже о Ире Пеговой, которая ведь родом из Выксы — и там на данный момент спряталась от карантина с матерью и дочкой — и лишь время от времени тайком выходит на улицу, чтобы убрать мусор, который недобросовестные горожане накидали вдоль шоссе. Все эти люди ни минутки не дают мне тосковать!

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Юлия Пересильд с дочками Аней и Машей

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Фрагмент программки с Никой Белоцерковской и Алексеем Зиминым

Вы на данный момент после дискуссий с наилучшими профессионалами во всех областях, как никто иной осознаете что происходит. Могли бы поделиться той картиной, которая у вас сформировалась?

У нас в “Городке умопомрачительных людей” не так давно был в гостях ученый-микробиолог Миша Гельфанд, который честно признался: про ковид мы знаем лишь то, что ничего не знаем (как произнес Сократ), и основное, не слушать выживших из мозга Нобелевских лауреатов и не веровать в теорию комплота и вышки 5G, поэтому что это небезопасно для психологического здоровья. Остальные мои ГУЛовские гости — и доктор психиатрии Беатриса Волель, и узнаваемый психолог Ольга Троицкая в один глас призывают сберегать голову, меньше тупить в телефон (в особенности на ковидную тему) и не страшиться обращаться за помощью к психологам, без которой на данный момент не обойтись. Не понимаю, что бы я делал без собственной психотерапии — раз в недельку она возвращает меня к жизни, туда, где есть смысл и где мой замкнутый мир столичной квартиры, оказывается, не имеет таковых уж границ. 

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Федор Павлов-Андреевичво время перформанса Empty Buckets, 2014 год. “В перформансе “Пустые ведра” в музее “Фаена” в Буэнос-Айресе один из гостей мог выиграть голову художника. Сначала происходящее (увеличенная версия игры в наперстки) вызывала экстаз у выигравшего. Но через пару мгновений голова, торчавшая из пола, начинала вести себя так страшенно, что фаворит стремился спастись бегством”.

У вас есть собственные прогнозы? Когда все это кончится и чем?

Мы весьма же все доверчивые и милые ребята, народившиеся на земле. Мы привыкли, что у всего есть начала и концы, так завещали самураи. Но не у всего! время от времени вещи изменяются равномерно – и мы привыкаем к новейшей жизни не резко (как вошли в этот карантин), а по-тихому, денек за деньком. Выхода из карантина, как такого, мне кажется, не случится. Просто мы забудем о неких собственных привычках. Просто мы перестанем без утомились потреблять. Да, может, мы будем меньше развлекаться – но когда будем, то осознанно и ценя это как надо. Вся эта история выслана нам в виде некого сообщения. В нем много приложенных файлов, мы их равномерно откроем, конверт за конвертом. В моем бразильском доме много одичавших звериных. Временами через окно пробуют забраться маленькие, но достаточно лютые обезьяны-мармозетки. В комнату с пришествием мглы стремятся ворваться летучие мыши, птицам на моем балконе несть числа, но главные и самые напористые ребята – все таки муравьи. Я с 16 лет овощеед и стараюсь не убивать никого живого. Но вот за считанные минутки обстановка на моей бразильской кухне изменяется, и откуда ни возьмись возникает боевой разведывательный отряд муравьев, который врывается с целью завоевания новейших пространств. Я на их топаю, я им свищу, но в некий момент приходится поливать их водой. В общем, я издавна сообразил что мы живём в собственной плоскости, а далее, выше, имеются великаны, которых мы своим неразумным поведением и чрезмерным потреблением доводим до белоснежного каления. Вот они и решают отправить нам бурю, наводнение, мор. Мы не слышим — и продолжаем жить, как как будто мы здесь одни. Нет. В общем, покуда мы не отдуплим, что нужно уступать и что мы не хозяева – нам будет туго и еще туже.

14 апреля был денек рождения у вас – как он прошел в критериях изоляции?

Собственный ДР я прячу как могу – по другому необходимо позже 3 денька посиживать не отрываясь от телефона, благодаря и обнимая толпы друзей и любимцев. Так что я убрал собственный ДР с фейсбука и всего такового – все таки денек рождения есть личная незадача всякого человека, я считаю! Но зато в сей раз у меня был хороший зум с семьей, и мой младший внучатый племянник, пятилетний Глеб, всю дорогу весьма классно демонстрировал язык в прямом эфире из деревни Ящерово под Валдаем, где изолирована часть нашего семейства. А позже мать Люся взяла гитару и пела нам всем мою возлюбленную песню начала прошедшего века “В один прекрасный момент молодую красотку”, а хор из деток-внуков-правнуков, их мужей-жён-деток и моего бойфренда стройно подпевал.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Федор Павлов-Андреевич. фото Ольги Тупоноговой-Волковой для журнальчика Tatler, 2016 год 

 26 мая денек рождения у вашей матери. Сказки в выполнении актеров – сюрприз для нее, либо она активный участник проекта? Как планируете провести этот денек?

Петрушевский Марафон не будет сюрпризом для Люси. Поэтому что она тоже обязана прочесть одну сказку – так что без нее здесь никак. Она молодец в свои практически 82 года – уже и в зуме, и в скайпе, а на Фейсбуке так просто живет. Лия Ахеджакова, с которой я гласил сейчас, договариваясь о записи ее сказки, вон тоже отлично и вовсю репетирует в зуме. Это лишь иллюзия, что наши старшие не желают в дигитальный мир, почти все из их живут в нем похлеще нашего.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"фото Федора с Людмилой Петрушевской для журнальчика “Собака”

ГУЛ – временное медиа. Что будет далее?

на данный момент, не считая ГУЛа, мы с командой вовсю работаем над будущим фестивалем. На пороге собственного десятилетия “Арт-Овраг” поменяет заглавие и формат:  содержанием фестиваля станут сами обитатели Выксы (а это целых 53 тыщи человек) и их коллаборации с наилучшими живописцами, режиссерами, хореографами, культурологами, урбанистами, писателями и шеф-поварами со всего мира. Чтобы испытать фестиваль на вкус<<, необходимо будет приехать в Выксу на уикенд и раствориться в этом городе-фестивале, который, к слову говоря, был основан Екатериной 2-ой и которому уже три столетия. думаю, мы начнем уже в осеннюю пору – из-за пандемии город навряд ли раскроется для туристов ранее. Но как я жду момента, когда мои друзья и не знакомые мне люди из Москвы, Петербурга и остальных городов выяснят о Выксе. Она еще как того стоит.

Федор Павлов-Андреевич: "Я не могу жить никчемно"Выкса. “Павильон грядущего”, фестиваль “Арт-Овраг” 2019 годВид на Усадебно-промышленный комплекс Баташевых-Шепелевых в Выксе

Источник: ru.hellomagazine.com

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.